Понедельник, 20.11.2017
antidakto
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [13]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Мои статьи

Заявление Генеральному прокурору РБ. Часть 1
Ещё один противник дактилоскопирования и цифровой/биометрической идентификации человека сперва пытался направлять жалобы в ген.прокуратуру и районную прокуратуру. Те спускали в ГУВД, в РУВД… Гражданин пытался привлечь внимание общественности опубликовав своё мнение в «Народной Воле», но … материал не пошел. И потому, сегодня, 17.03.11 г. направлено заявление Генеральному прокурору РБ. 


Генеральному прокурору Республики Беларусь
Василевичу Г.А.
Гражданина Харитоновича Кирилла Валерьевича

ЗАЯВЛЕНИЕ

(в дополнение заявления от 24.02.11 г.)

Уважаемый Григорий Алексеевич!

Информирую Вас о возможно готовящемся в отношении меня преступлении, предусмотренном ст.426 «Превышение власти или служебных полномочий» Уголовного кодекса Республики Беларусь.

В связи с противоправными попытками ст. лейтенанта милиции Лихачева В.Л. (УИИ РУВД Центрального р-на г.Минска) принудить меня к прохождению добровольной дактилоскопической регистрации я уже обращался 24.02.11 г. к прокурору Центрального района г.Минска и к Вам – в копии.

Как свободный человек, военнообязанный юрист и вменяемый законопослушный гражданин не вижу оснований для, так называемой, «обязательной» дактилоскопической регистрации, так как у меня отсутствует нормативно установленная обязанность (безотносительно к воинской обязанности) проходить оную.

Противоправность действий Лихачева В.Л. заключается в:

  • направлении лжеповестки на дактилоскопирование, в нарушение п.1.6 Директивы Президента Республики Беларусь №2 от 27.12.06 г. «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата»;
  • звонках домой с противоправными требованиями и угрозами;
  • угрозе оказать на меня воздействие через руководство по работе;
  • угрозе составить протокол по ст.23.4 КоАП РБ;
  • осуществлении в отношении меня оперативно-розыскных мероприятий (установление места работы и рабочего телефона) в нарушение статьи 12 Закона Республики Беларусь от 09.07.99 г. №289-З «Об оперативно-розыскной деятельности».

Особенную опасность деятельность Лихачева представляет в связи с тем, что:

  • он является действующим работником милиции;
  • ошибочно понимая интересы службы, он полагает, что находится при исполнении служебных обязанностей при предъявлении мне (как военнообязанному) требования о дактилоскопировании.

Прокуратура Центрального района «спустила» мое заявление для рассмотрения в РУВД Центрального района г.Минска (?!), а Генеральная прокуратура – в Прокуратуру г.Минска.

На 17.03.11 г. я не получил ответа по существу обращения ни из одного адреса.

Поскольку угроза совершения противоправных действий в отношении меня сохраняется, а также в связи с усилением прессинга сотрудников милиции на иных граждан, имеющих сходную законную позицию, вынужден обратиться к Вам повторно и напрямую.

Моя проблема касается примерно 450 000 граждан Беларуси (преимущественно военнообязанных мужского пола), которые по разным причинам заняли принципиальную гражданскую позицию против принудительного дактилоскопирования.

Многим, как и мне, уже угрожают различными противоправными мерами. Это законопослушные в своей массе люди и выставить такое количество граждан асоциальными субъектами и правонарушителями у МВД не получится.

Посему прошу рассмотрению настоящего заявления уделить особое внимание.

Поскольку многие должностные лица правоохранительных органов не выполняют своих обязанностей, предусмотренных ст.59 Конституции, то настоящее заявление можно рассматривать и как юридическую консультацию для единомышленников в рамках ст.62 Конституции.

Таким образом, еще раз излагаю правовую аргументацию по вопросу, так называемой, обязательной дактилоскопической регистрации военнообязанных.

1. Правовой аспект.

1.1. У меня отсутствует нормативно установленная обязанность (безотносительно к воинской обязанности) проходить дактилоскопическую регистрацию.

Закон Республики Беларусь от 04.11.03 г. №236-З «О государственной дактилоскопической регистрации» (далее – Закон от 04.11.03 г. №236-З) не налагает на гражданина (в том числе военнообязанного) обязанности сдать отпечатки пальцев.

Формулировка п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З носит констатационный характер: «Обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат: … военнообязанные».

«Подлежат» – это указание субъекту дактилоскопирования (компетентным органам) на объект дактилоскопирования (военнообязанные), но не установление обязанности для военнообязанного сдать отпечатки пальцев.

Для того, чтобы у лица возникла некая обязанность, конкретная норма нормативного правового акта должна установить ему такую обязанность.

Например: призывник идет служить в армию, потому что ст.57 Конституции налагает на него такую обязанность: «Защита Республики Беларусь – обязанность и священный долг гражданина Республики Беларусь».

При этом, ст.30 Закона Республики Беларусь от 05.11.92 № 1914-XII «О воинской обязанности и воинской службе» устанавливающая, что призыву на срочную военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, никаких обязанностей у таких лиц не порождает, так как данная норма адресована работникам военного комиссариата, которые и обязаны осуществить призыв.

Более того, ч.2 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З устанавливает, что обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат неопознанные трупы. Понятно, что у трупа никаких обязанностей не может возникнуть в принципе.

В иных законах и кодексах формулировка «подлежит» используется в тех случаях, когда:

А). действие совершается над неодушевленным объектом:

  • «продукты животного происхождения подлежат ветеринарно-санитарной экспертизе …» – ст.19 Закона Республики Беларусь от 02.07.10 г. №161-З «О ветеринарной деятельности»;
  • «отнесение сведений к государственным секретам осуществляется посредством определения сведений, которые подлежат защите …» – ст.19 Закона Республики Беларусь от 19.07.10 г. №170-З «О государственных секретах»;

Б). в отношении физического лица применяется независимо от его воли и желания мера, являющаяся по определению принудительной:

  • «каждое лицо, признанное виновным в совершении преступления, подлежит наказанию …» – ст.3 Уголовного кодекса Республики Беларусь;
  • «при неприбытии или невозвращении в установленный срок осужденного к месту отбывания наказания … он объявляется в розыск и подлежит задержанию – п.7 ст.55 Уголовно-исполнительного кодекс Республики Беларусь от 11.01.2000 г. № 365-З.

Понятно, что в приведенных случаях никаких обязанностей не возникает ни у объекта, ни у физического лица (привлекаемого к ответственности или подлежащего задержанию).

В иных случаях компетентному лицу прямо делегируется право на принудительную меру: «следователь, дознаватель, должностное лицо органа предварительного расследования вправе провести личный обыск подозреваемого или обвиняемого … » – ст.211 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь.

Таким образом, очевидно, что:

  • формулировка п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З не налагает на граждан, в том числе военнообязанных, никаких обязанностей;
  • п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З в отношении граждан, не являющихся правонарушителями, расширительной трактовке не подлежит: их дактилоскопирование не может носить принудительного характера.

Именно потому, что в отношении указанных лиц не может быть применено принудительное дактилоскопирование, их неправомерным давлением принуждают к добровольному дактилоскопированию.

1.1.1. Необходимо отдельно отметить, что п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З имеет юридический порок исходя из следующего.

В соответствии со статьями 5-7 Закона от 04.11.03 г. №236-З устанавливается 2 вида дактилоскопирования: добровольное (ст.6) и обязательное (ст.7).

При этом в п.1 ст.7 «Обязательная государственная дактилоскопическая регистрация» законодатель произвел смешение 2 категорий лиц, имеющих различный правовой статус:

  • правонарушители (п.п. 1.7.-1.9.), которые поражены в гражданских правах на основании соответствующих процессуальных документов;
  • остальные граждане по профессионально-служебному и иным признакам (п.п. 1.1.-1.6., 1.10-1.11.);

Соответственно их правовому статусу у этих лиц и вид дактилоскопирования:

  • у правонарушителей – обязательное, подкрепленное принудительными мерами, то есть независимо от их воли;
  • у остальных граждан – по-прежнему добровольное.

Тем не мене, законодатель ошибочно использовал императивную форму «подлежат» в отношении обеих категорий граждан.

Для лиц, перечисленных в п.п. 1.1.-1.6., 1.10-1.11. ст.7 (работники силовых структур, члены экипажей судов, военнообязанные и т.д.) не существует «обязательного» дактилоскопирования, а только добровольное, следовательно, они включены в п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З неправомерно.

Распространение на указанных лиц обязательного дактилоскопирования, как на правонарушителей, не правомерно.

При этом, таких лиц нельзя уволить с работы за отказ от, так называемой, «обязательной» дактилоскопической регистрации.

Возможен незаконный отказ продления с ними трудового контракта, что будет являться нарушением конституционного права на труд, гарантированного ст.41 Конституции.

В том случае, если работник докажет (аудио/видео запись), что контракт с ним не заключен в связи с его гражданской позицией по дактилоскопированию, то он вправе:

  • обратиться в прокуратуру для привлечения виновника к ответственности по ст.199 УК РБ за заведомо незаконное увольнение с работы, санкция – до 3 лет лишения свободы;
  • подать иск в суд о понуждении заключить контракт и взыскании морального ущерба.

Что поделаешь – Dura lex, sed lex.

1.1.2. В соответствии с п.4 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З отказ граждан от, так называемого, «обязательного» дактилоскопирования, влечет наступление правовых последствий, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

Ни Законом от 04.11.03 г. №236-З, ни каким иным нормативным правовым актом такие последствия не предусмотрены и не могут быть предусмотрены, так как дактилоскопирование у таких лиц (п.п. 1.1.-1.6., 1.10-1.11.) до-бро-воль-но-е.

Именно по этому сотрудники милиции и стращают граждан разными страхами и ст.23.4 КоАП, но об этом ниже.

1.1.3. Попытка принудительно-силового дактилоскопирования таких лиц будет посягательством на их честь, достоинство и неприкосновенность личности (ст.25, 28 Конституции), а также превышением служебных полномочий сотрудниками милиции, то есть преступлением, предусмотренным ст.426 УК РБ, а, гражданин, соответственно, будет находиться в состоянии необходимой обороны от противоправного посягательства на основании ст.34 УК РБ.

1.2. В связи с дактилоскопированием МВД массово и системно нарушает требования Закона Республики Беларусь от 09.07.99 г. №289-З «Об оперативно-розыскной деятельности», так как проводит оперативно-розыскные мероприятий в отношении всех дактилоскопируемых при отсутствии для этого правовых оснований, то есть лишает презумпции невиновности, гарантированной ст.26 Конституции.

Это подтверждается следующим.

Постановлением МВД РБ от 12.11.04 г. №247 утверждена Инструкция «О порядке ведения и использования генно-дактилоскопических учетов» (далее – Инструкция №247). В соответствии с Инструкцией №247 ведется автоматизированная идентификационная система генно-дактилоскопических учетов (далее – АИСГДУ).

В соответствии с пунктами 1-2 Инструкции №247 в отношении живых лиц АИСГДУ ведется на преступников, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления и на лиц обоснованно подозреваемых, обвиняемых, задержанных по таким преступлениям.

В соответствии с п.9 Инструкции №247 основанием для получения информации заинтересованными органами о наличии в отношении лица сведений в АИСГДУ является исчерпывающий перечень процессуальных документов.

Таким образом, дактилоскопические данные конкретного гражданина разрешается проверить по АИСГДУ только при наличии исчерпывающего перечня процессуальных документов, предусмотренных п.9 Инструкции №247, но не по самочинному желанию милиции.

Пунктом 7 статьи 11 Закона Республики Беларусь от 09.07.99 г. №289-З «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон от 09.07.99 г. №289-З) предусмотрено такое оперативно-розыскное мероприятие как отождествление личности, то есть идентификация личности проверяемого лица на основании неизменяемых признаков человека (п.7 ст.2 Закона от 09.07.99 г. №289-З).

В статье 12 Закона от 09.07.99 г. №289-З также дан исчерпывающий перечень из 6 оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Такими основаниями являются: наличие возбужденного уголовного дела, сведения о подготовке (совершении) преступления и т.п.

Таким образом, в соответствии со ст. 12 Закона от 09.07.99 г. №289-З и п.9 Инструкции №247 для проведения в отношении гражданина оперативно-розыскных мероприятий необходимы конкретные юридические основания и соответствующие процессуальные документы.

Тем не менее, сотрудники милиции разных рангов, сообщают в многочисленных интервью СМИ о раскрытии преступлений прошлых лет по результатам текущего дактилоскопирования.

Так, министр внутренних дел Кулешов А.Н., находясь 09.12.09 г. в Палате представителей Национального Собрания, сообщил, что «…проведение дактилоскопии помогло выявить свыше 3 000 совпадений с отпечатками, обнаруженными в местах совершения преступлений».

Это же подтвердил начальник 3-го управления ГЭКЦ МВД В.Безмен«… проведение дактилоскопической регистрации военнообязанных граждан более чем в 1,5 раза повысило результативность работы АДИС по раскрытию и расследованию преступлений. Еженедельно с использованием системы по базе дактилокарт военнообязанных устанавливается от 50 до 100 совпадений следов рук как по преступлениям прошлых лет …».

Их слова означают одно: в отношении миллионов дактилоскопиируемых (в том числе военнообязанных) МВД проводит по их дактилоскопическим данным отождествление личности с данными правонарушителей, содержащимися в АИСГДУ, то есть оперативно-розыскное мероприятие.

Очевидно, что в отношении всех дактилоскопируемых МВД автоматически проводит оперативно-розыскные мероприятия в нарушение ст.12 Закона от 09.07.99 г. №289-З и п.9 Инструкции №247. Министр внутренних дел А.Н. Кулешов лично засвидетельствовал это.

Следовательно, грубейшим образом нарушается основополагающий принцип международного права, гарантированный ст.26 Конституции – презумпция невиновности, так как все свободные и добропорядочные граждане автоматически приравниваются к подозреваемым либо преступникам.

2.Религиозно-мировоззренческий аспект.

Дактилоскопирование неприемлемо для меня в любом случае и не зависимо от принятия любых законодательных актов в будущем, исходя из следующего.

2.1. Дактилоскопирование неприемлемо для меня, так как противоречит моим религиозным убеждениям, которые гарантированы мне статьей 31 Конституции.

По вероисповеданию я православный и являюсь категорическим противником цифровой/биометрической идентификации человека, так как полагаю, что она имеет прямое отношение к Апокалиптическим событиям.

По моему убеждению, биометрический чип паспорта, для которого (в том числе) собирают отпечатки пальцев, будут отслеживать в пространстве в режиме реального времени с помощью системы GPS-GPRS. Такие системы реально уже существуют.

Паспорт обяжут иметь при себе для идентификации личности, например, в связи с угрозой терроризма, после очередного «страшного» псевдотеррористического акта.

Затем чип может быть помещен на поверхность тела в браслете, первоначально для лиц подневольных: правонарушители, служащие МЧС и т.п.

В последующем этот чип может быть вмонтирован в человеческое тело, то есть произойдет то, что и описано в Апокалипсисе – проставление печати.

Данные мои убеждения подтверждаются 2 статьями в СМИ.

Предоставим слово заместителю Генерального прокурора Беларуси А.К. Стуку (газета «Республика» № 33 от 21.02.09 г.):

1). «корр.Думается, во многом данную проблему могут помочь успешно решить пресловутые электронные браслеты, с помощью которых в некоторых странах осуществляется контроль за заключенными.

Стук А.К.Действительно, с помощью небольших браслетов с чипами, закрепленных на руке или ноге того, кто, например, отбывает ограничение свободы без направления в учреждения открытого типа, можно успешно контролировать его перемещение. Это может делать работник инспекции, получая с помощью космического спутника, компьютера, других современных новинок соответствующий сигнал в виде радиомаяка о нарушении оговоренных границ перемещения тем, кому ограничили свободу.

Мы намерены внедрять передовой мировой опыт, накопленный в этом направлении, но не все тут так просто. Генеральная прокуратура посредством МИДа Беларуси направила соответствующие запросы в Китай, Норвегию, Эстонию, другие страны, где, судя по сообщениям в Интернете, эти самые браслеты уже применяются. …

Собственно, в финансирование все и упирается.

Только проект разработки такого рода стоит 80 тысяч долларов. Гораздо сложнее ее внедрить. В среднем один браслет с соответствующим чипом и надежным запирающим устройством будет стоить около 200—300 евро. Правда, браслеты можно использовать многократно, а потому себестоимость их снизится».

2). «В Минске создали биочип, который можно вживить в мозг.

Перспективы у технологии огромные. Простой пример. В будущем, скажем, можно будет … влиять на эмоции, «удаляя» негатив.

И все таки … неизбежно возникает этический нюанс. Вот, скажем, попадаете вы в больницу … нужен наркоз. Просыпаетесь — а вам уже вмонтировали чип. И кто его знает, какие сигналы эта железяка будет моделировать. Наверняка найдется много желающих воспользоваться технологией в нехороших целях.

Исследователи успокаивают: переходить грань дозволенного никто не собирается». Газета «Советская Белоруссия» №164 за 06.03.09 г.

У глупых исследователей никто не будет спрашивать, где эта грань дозволенного и переходить ли ее.

Правовой безпредел (здесь и в подобных случаях орфография заявителя) и патологическая активность с которыми дактилоскопирование проводится, лишь подтверждает мою правоту.

Кроме того, приказом Министерства промышленности и энергетики РФ от 07.08.07 г. N 311 утверждена «Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года», где прямо сказано: «Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми».

При изложенных фактах, по моему личному религиозному убеждению сдача дактилоскопических отпечатков, которые могут быть использованы для создания биометрического чипа и подобных систем слежения это – душевредное деяние. Быть сопричастным душевредному деянию отказываюсь.

Право иметь религиозные убеждения, распространять их и действовать в соответствии с ними мне гарантируют:

- ст.31 Конституции Республики;

- ст. 5 Закона Республики Беларусь от 17.12.92 г. №2054-XII «О свободе совести и религиозных организациях».

При этом, в соответствии со ст.33 Конституции никто не имеет права принуждать меня к отказу от моих религиозных убеждений.

Определяющим является то, что религиозные убеждения не должны вступать в противоречие с Конституцией и уголовным законами. Мои религиозные убеждения не противоречат ни Конституции, ни уголовному закону.

2.1.1. Как указано в п.1 настоящего обращения у меня отсутствует нормативно установленная обязанность проходить дактилоскопическую регистрацию.

В том случае, если будет предпринята попытка возложить на меня такую обязанность нормативным правовым актом любой юридической силы (хоть Конституцией), автоматически перехожу в состояние мирного гражданского неповиновения властям исходя из следующего.

В соответствии с Основами социальной концепция Русской православной церкви (утверждена Архиерейским Собором РПЦ от 13-16.08.2000 г.) мирянин имеет право отказать в повиновении мирским властям, которые понуждают его к душевредным деяниям.

В соответствии с указанными Основами социальной концепция, если попытки урегулировать вопрос не дали результата, то « … церковное Священноначалие … может … обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению».

Патриарх Московский и всея Руси Святейший Кирилл в своем обращении от 28.07.09 г. к уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукину выразил негативное отношение к технологиям биометрической/цифровой идентификации человека.

Такое же мнение высказал Митрополит Минский и Слуцкий Патриарший Экзарх всея Беларуси Филарет в письме от 17.09.09 г. №1071.

Несколько Архиерейских Соборов РПЦ неоднократно в своих документах указывали, что люди, отказавшиеся по религиозным убеждениям от соучастия в цифровой/биометрической идентификации человека, не должны подвергаться преследованиям.

Мной лично 27.10.09 г. было направлено обращение на 18 листах к депутатам Палаты представителей Национального Собрания Республики Беларусь с просьбой не вносить изменений в Закон от 04.11.03 г. №236-З, касающихся дактилоскопирования военнообязанных.

Таким образом, налицо:

  • душевредность деяния;
  • безрезультатные меры по урегулированию вопроса;
  • попытка понуждения к душевредному деянию.

При изложенных обстоятельствах реализую свое право на мирное гражданское неповиновение власти, понуждающей к душевредному деянию.

Более того, соответствующие церковные инстанции вправе объявить для всех (законопослушных) противников дактилоскопирования компанию мирного гражданского неповиновения дактилоскопированию.

В подобной ситуации Русская Православная Церковь уже не благословляет граждан России на получение универсальной электронной карты по причине возможности тотального контроля над личностью.

2.2. Дактилоскопирование унижает мою честь и достоинство, так как уподобляет меня преступнику и посягает на мою неприкосновенность.

Конституция Республики Беларусь гарантирует мне защиту чести и достоинства:

  • государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (ч. I ст.25);
  • никто не должен подвергаться унижающему его достоинство обращению (ч. III ст.25);
  • каждый имеет право на защиту от посягательства на его честь и достоинство (ст.28).

Статья 4 Закона Республики Беларусь от 04.11.03 г. №236-З также устанавливает, что проведение дактилоскопирования не должно унижать честь и достоинство человека.

При этом основополагающим является то, что «достоинство» – это морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности, и являющаяся неотъемлемым свойством человека.

Иными словами никто (ни милиционер, ни Конституционный суд) не вправе указывать или пояснять гражданину, что может и что не может унижать честь и достоинство конкретного гражданина. Если сам человек считает, что дактилоскопирование унижает его честь и достоинство личности, то значит, так оно и есть.

Таковы мои гражданские убеждения не противоречащие ни Конституции, ни Уголовному кодексу, гарантированы мне ст.33 Конституции.

3. Обывательский аспект.

Как законопослушный обыватель не приемлю дактилоскопирование по причине базового инстинкта самосохранения.

Вам, Григорий Алексеевич, как никому другому должны быть хорошо известны слова сталинского прокурора А.Я. Вышинского «Признание – царица доказательств». Люди пачками признавались в том, что работали и на английскую разведку, и на германскую, и на японскую, и на дефензиву одновременно. Как сталинскими соколами добывалась «царица доказательств» стало известно спустя годы, когда тысячи сгинули в ГУЛАГе.

В условиях сегодняшней Беларуси такой «царицей доказательств» легко могут стать дактилоскопические отпечатки.

Отпечатки пальцев могут оказаться не в то время и/или не в том месте по следующим причинам:

А). Случайно. Гражданин, меняя валюту в киоске рядом со станцией метро «Автозаводская», оставил отпечатки. Произошло убийство и ограбление кассира. Гражданина мгновенно нашли по базе отпечатков и если его рост около 190 сантиметров, а размер ноги – 45, то у него будут большие проблемы. А у преступника – не факт, так как он готовился к преступлению.

Есть и реальные примеры: дело 39-летнего сотрудника ГИБДД РФ Алексея Михаэля, который отсидел в СИЗО 6 месяцев за грабеж, совершенный иным лицом.

А. Михаэль оставил отпечатки пальцев на рекламном проспекте в турфирме. Произошла серия ограблений турфирм. Отпечатков было много и разных, но в разработку взяли сразу именно Алексея, так как его отпечатки находились в базе, поскольку он являлся сотрудником милиции. Несмотря на массу нестыковок, уклон был изначально обвинительным и выпутался он с большим трудом.

Б). Преступник, совершив преступление, будет целенаправленно оставлять чужие отпечатки (бутылка, стакан, столовый нож, зажигалка) на месте преступления. И судьба такого человека печальна, в особенности, если он уже имел проблемы с законом.

В). По отпечаткам, находящимся в базе данных может быть изготовлено клише отпечатков пальцев конкретного гражданина и проставлено без его ведома и присутствия в любом месте.

Цитирую по материалам сети интернет «Каждый желающий гражданин Германии может теперь обзавестись отпечатками пальцев министра внутренних дел Вольфганга Шойбле. Копия отпечатка пальца министра вложена в свежий номер компьютерного журнала Datenschleuder, издаваемого берлинским хакерским клубом Chaos Computer Club (CCC).

По словам представителей ССС, теперь каждый может изготовить себе действующую копию отпечатка пальца министра и – при определенном внешнем сходстве – проходить контроль под его видом. «Сделать работающий дубликат отпечатка пальца очень просто, это доступно даже ребенку, – говорит представитель ССС Франк Риге. … Еще в 2004 году ССС выпустил видеоролик, в котором детально демонстрировал, как именно надо снимать отпечатки пальцев со стеклянных поверхностей, как обрабатывать их на компьютере и как изготавливать новые отпечатки, наклеиваемые на собственные пальцы. В ролике 2004 года сотрудник ССС успешно включал компьютер, принадлежащий другому человеку, пройдя тест по украденному отпечатку указательного пальца, снятому с бутылки пива».

Начальник 3-го управления ГЭКЦ МВД В.Б. Безмен в программе телеканала СТВ (передача «Личный интерес» от 18.10.2010 г.) утверждал, что: «… многие боятся, что если они оставят свои отпечатки пальцев, то … могут сфальсифицировать их пальцы с дактилоскопической карты. Вы должны понимать, что дактилокарта — это бланк и краска, а след, оставленный человеком, это биологическое потожировое вещество, которое выделяет человек. Как из краски можно сделать это вещество? Сейчас даже из этого вещества можно выделить ДНК и доказать принадлежит оно человеку или нет …».

Ну конечно, кто бы сомневался. Полагаю, что в материалах уголовных дел хранятся не сами потожировые следы, а исключительно изображение отпечатков пальцев в графическом формате либо в виде фотографии.

А сейчас, Григорий Алексеевич, ответьте сами себе, как юристу и Генеральному прокурору, на два риторических вопроса.

Первый. Даже если реальный потожировой след сохранен и такая экспертиза возможна в принципе, существует ли законодательная норма, обязывающая компетентный орган назначить экспертизу (является ли след пальца технически сфабрикованным) по требованию подозреваемого/обвиняемого?

Второй. Что будет, если злоумышленник проставит чужой отпечаток пальца (с помощью клише) не потожировым веществом, а кровищей убиенной им же жертвы, либо «случайно» разлитой краской на основе органического растворителя.

В таком случае подобная экспертиза будет технически невозможна в принципе:

  • чужая кровь растворит и поглотит потожировое вещество (даже, если бы оно там и было);
  • органический растворитель еще лучше растворит (потому что растворитель) и поглотит потожировое вещество (даже, если бы оно там и было).

Собственно вопрос: будет ли следователь, прокурор и суд слушать всхлипывания того, чьи отпечатки сфальсифицировал злоумышленник.

То ж и оно.

Задайте эти же вопросы полковнику В.Б. Безмену.

Важно, что есть техническая возможность (даже в домашних условиях) изготовить клише отпечатков пальцев.

Фактическая же реализация зависит от мотивации, а такая мотивация будет всегда: сущность падшего человеческого естества неизменна уже многие тысячи лет.

Мне могут возразить, что уж сотрудникам-то правоохранительных органов надо доверять, это их работа, они и Присягу дают. Согласен, оно конечно так, но:

  • по делу маньяка Михасевича имели место расстрелянные, которые «чистосердечно» во всем сознались;
  • являясь командиром роты департамента охраны А. Сергейчик, по совместительству, являлся маньяком и убил более 10 человек;
  • инспектор Рогаческого РОВД застрелил в пьяном угаре девушку.

И это только малая часть, ставшая достоянием гласности …

Характерно, что такой недоверчивый не я один: выступая на днях по телевидению, министр внутренних дел А.Н. Кулешов сказал: «По социологическим данным сотрудникам МВД полностью доверяют 37% респондентов, а не доверяют или не вполне доверяют – 63%, это хороший результат».

Увы, это плохой результат, ибо 63 не просто больше 37, а значительно больше, в 1,7 раза.

Вот и я не доверяю, так как не имею никакого желания играть с МВД и злоумышленниками в белорусскую дактилоскопическую рулетку: повезет/не повезет.



Источник: http://odr.by
Категория: Мои статьи | Добавил: antidakto (24.03.2011)
Просмотров: 5521 | Комментарии: 1 | Теги: пальцев, откатка, одр, дактилоскопия, обязательная, регистрация, отпечатки, дактилоскопическая | Рейтинг: 3.8/4
Всего комментариев: 1
1  
обосновано отлично!!спасибо!в случае необходимости можно воспользоваться.единственный недостаток тот,что выше изложенные доводы могут использоваться для изменения законодательства.Но молчать нельзя,так как нас просто заклеймят как бессловесных животных

Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz