Понедельник, 20.11.2017
antidakto
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [13]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Мои статьи

Заявление Генеральному прокурору РБ. Часть 2

4. О не применимости ст.23.4 КоАП РБ к лицам, не имеющим желания проходить добровольное дактилоскопирование на основании п.1 ст.7 Закона от 04.11.03 г. №236-З.

По основаниям, изложенным в пунктах 1-2 настоящего заявления, статья 23.4 КоАП РБ не применима к лицам, не имеющим желания проходить добровольное дактилоскопирование.

Тем не менее, сотрудники милиции угрожают гражданам составлением административных протоколов по указанной статье. Они утверждают, что с 01.03.11 г. им якобы предоставлены некие особые полномочия, чтобы к 01.04.11 г. «окончательно закрыть вопрос» (?!).

Что ж, это понятно. Вполне возможно, что органам дана отмашка на незаконное применение указанной статьи. Ибо в белорусских реалиях «не применимо» и реальное применение права судом – есть категории различные.

В частности, мне известно, что постановлением суда Березинского района Минской области от 21.10.10 г. (судья О.А. Пенкрат) по делу об административном правонарушении по ст.23.4 КоАП РБ военнообязанный В.Г. Макаров оштрафован на 700 000 руб. за не прохождение дактилоскопирования.

Суд Минской области (судья А.В. Шупиков) постановлением от 19.11.10 г. жалобу оставил без удовлетворения и продублировал первоначальное постановление. В Верховный суд жалоба пока не подана в силу частных причин.

Указанные постановления юридический нонсенс по следующим обстоятельствам.

Во-первых, у военнообязанных граждан отсутствует обязанность проходить дактилоскопирование – это доказано в п.1 настоящего заявления.

Одного этого достаточно для признания незаконным (в смысле ст.23.4 КоАП) требования сотрудников милиции о дактилоскопировании, предъявленного гражданину В.Г. Макарову.

Во-вторых, даже если бы у гражданина и имелась такая обязанность в принципе, требование сотрудников милиции, предъявленное конкретно военнообязанному В.Г. Макарову, является изначально незаконным.

Статьей 9-1 Положения «О порядке осуществления добровольной и обязательной государственной дактилоскопической регистрации» (утв. Указом от 18.11.04 г. №565) установлено, что дактилоскопирование военнообязанных, состоящих в запасе Вооруженных Сил, проводится в порядке, устанавливаемом Министерством внутренних дел по согласованию с Министерством обороны.

В трактовке ст.9-1 Положения такой Порядок дактилоскопирования указанной категории лиц является необходимым условием их дактилоскопирования.

Названный Порядок дактилоскопирования военнообязанных отсутствует.

Соответственно, попытки сотрудников милиции дактилоскопировать военнообязанных в его отсутствие автоматически являются совершением действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных им по службе, то есть (предположительно) совершением состава преступления, предусмотренного ст.426 УК РБ.

Судья О.А. Пенкрат понимает это и поэтому, голословно утверждает, что такой Порядок существует.

Сотрудники милиции представили в судебное заседание некий документ – «указание» (именно так в единственном числе) МВД РБ и Генерального штаба ВС РБ №62/865 от 21.06.10 г.

По утверждению судьи О.А. Пенкрат это и есть искомый Порядок.

Увы, и к счастью, нет. Как известно, Республика Беларусь является правовым государством (по крайней мере, так утверждает ст.1 Конституции).

Именно поэтому в соответствии с ч.I ст.62 и ч.IV ст.65 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 г. №361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее Закон от 10.01.2000 г. №361-З):

  • нормативные правовые акты подлежат официальному опубликованию;
  • акты, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, вступают в силу только после их официального опубликования;
  • публикуются акты после включения их в Национальный реестр правовых актов.

«Указание» №62/865 не публиковалось (ни официально, ни не официально) и не включено в Национальный реестр правовых актов.

Но и это еще не все: в соответствии со ст.2 Закона от 10.01.2000 г. №361-З такого вида нормативных правовых актов как «указание» не существует в принципе.

В соответствии со ст.1 Закона от 10.01.2000 г. №361-З существуют технические нормативные правовые акты – формы государственных статистических наблюдений и указания по их заполнению и т.п.

Тем не менее, судья О.А. Пенкрат, рассматривает данное «указание» как нормативный правовой акт, имеющий юридическую силу, то есть самостоятельно пытается легализовать незаконное требование сотрудников милиции о дактилоскопированиии, предъявленное военнообязанному В.Г. Макарову.

Свое постановление судья О.А. Пенкрат обосновывает также данным «указанием».

Слава Богу, времена революционной целесообразности, когда пролетарский «судья» мог самостоятельно устанавливать нормы либо обосновывать решение сообразно собственной фантазии, безвозвратно прошли.

Даже в сталинские времена судьи не додумались судить по «указанию». Да применялась страшная статья 58/1 ЧСИР (член семьи изменника Родины) с формальным составом и объективным вменением – « … совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежат … ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет». И лицо подвергали репрессиям не за преступление, а за сам факт родственных отношений с лицом, признанным судом преступником.

Но это была статья официально опубликованного Уголовного кодекса РСФСР 1926 г.

Если это и есть правосудие, то, что тогда – есть тьма и кривосудие?

Суд Минской области оставил такое постановление без изменения.

Полагаю, что и Вы, Валентин Олегович, неизбежно лично прочитаете эти строки.

Понятно, что принудить Вас отменить указанные акты никто не вправе (Вы независимы, Вас охраняет ст.110 Конституции, ст.2 Кодекса от 29.06.06 г. № 139-З «О судоустройстве и статусе судей»). При желании можно продолжать делать вид, что состоявшиеся акты законны. Но только делать вид, имитацию.

Вы вправе (если хотите) войти в Историю наряду с Берией, Цанавой, Вышинским, Ежовым, Ягодой и другими известными юристами, беззаконно подвергнув административным репрессиям около 450 000 сограждан. Лет эдак через 10-15 на юридическом факультете БГУ преподаватель на лекции Вашим именем может заканчивать указанную логическую последовательность.

Еще более прискорбно будет, если первоначальное постановление отменят по этому основанию, а затем иной судья первой инстанции более «грамотно» (несмотря на отсутствие обязанности у гражданина проходить дактилоскопирование) впаяет еще больший штраф или 15 суток гражданину В.Г. Макарову, чтобы тот не «умничал» и не пытался защищать свои конституционные права.

Ежели и остальные судьи столь же политически зрелы и мотивированы, как граждане Пенкрат и Шупиков, то тогда любая задача системе по плечу: здравствуй, новый 37 год.

Вот прав ЭККЛЕСИАСТ –

«Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после». (Эккл. 1, 9-11).

5. О решении Конституционного суда от 24.12.09 г. № Р-415/2009 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О государственной дактилоскопической регистрации».

Дактилоскопизаторы прекрасно знают о незаконности либо преступности (в случае выполнения состава ст.426 УК РБ) своих действий.

Поэтому для оперативного прикрытия и придания видимости законности таким действиям они привлекли, Конституционный суд, который принял решение от 24.12.09 г. № Р-415/2009 под указанным выше названием.

Кратко его суть сводится к следующим тезисам:

  • защита Республики Беларусь – обязанность и священный долг гражданина Республики Беларусь;
  • воинская служба представляет собой особый вид государственной службы, и этим обусловлен особый, специфический правовой статус военнообязанных, который предполагает определенные ограничения их прав и свобод, свойственных данной разновидности государственной службы;
  • в соответствии с частью первой статьи 23 Конституции ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, а воинская служба как раз и есть такой случай.

На основании этих посылок делается вывод, о том, что проведение обязательной дактилоскопической регистрации военнообязанных якобы не может рассматриваться как необоснованное ограничение конституционных прав военнообязанных, поскольку указанные ограничения якобы соразмерны конституционно значимым целям.

К счастью это решение – есть правовая фикция и не более того.

Нет, тезисы сами по себе правильные: и защита своего Отечества – священный долг, и воинская служба предполагает определенные ограничения прав и свобод, и ст. 23 Конституции допускает ограничение прав и свобод личности в определенных ситуациях.

Тем не менее, Конституционный суд дезинформирует граждан по существу вопроса – законности изменений от 04.01.10 г. в Закон от 04.11.03 г. №236-З.

Придется мне, как гражданину, оценить на соответствие Конституции Республики Беларусь решение Конституционного суда от 24.12.09 г. № Р-415/2009 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О государственной дактилоскопической регистрации».

Решение Конституционного суда от 24.12.09 г. № Р-415/2009 – антиконституционно, и принято в нарушение ст.116 Конституции и ч.II ст.1 Закона Республики Беларусь от 30.03.94 г. № 2914-XII «О Конституционном Суде Республики Беларусь», так как пытается легализовать посягательство (в виде принуждения к добровольному дактилоскопированию) на честь и достоинство военнообязанных граждан.

Все опять упирается в защиту чести и достоинства, которую гражданину (не зависимо от его отношения к воинской обязанности) гарантируют статьи 25, 28 Конституции.

Суд указывает, что:

  • правовой статус военнообязанных предполагает ограничения их прав и свобод;
  • ограничения прав и свобод должны быть свойственны данной разновидности государственной службы (воинской).

Суду осталось без софистической схоластики прямо указать конкретную норму конкретного нормативного правового акта, который устанавливает, что:

  • военнообязанные ограничены в конституционном праве на честь и достоинство (статьи 25, 28);
  • ограничение права на честь и достоинство свойственно воинской службе.

Такого акта нет и быть не может.

Именно по этой причине решение пестрит оборотами: «по мнению … суда», «суд полагает …», «суд приходит к выводу о …». Однако, это все не нормы права, а ошибочное мнение суда.

Понятно, что военнообязанные не могут быть ограничены в конституционном праве на честь и достоинство и никакие особенности воинской службы не обуславливают унижение их чести и достоинства.

Эти самые ограничения определяются служебной субординацией, режимом армейской службы и изложены в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил.

При этом еще раз необходимо подчеркнуть, что в соответствии со ст.63 Конституции Республики Беларусь:

  • осуществление конституционных прав и свобод личности может быть приостановлено только в условиях чрезвычайного или военного положения в порядке и пределах, определенных Конституцией и законом;
  • при осуществлении особых мер в период чрезвычайного положения не могут ограничиваться права, предусмотренные в статье 24, части третьей статьи 25, статьях 26, 31 Конституции.

Таким образом, в соответствии со ст.63 Конституции унижающему его достоинство обращению гражданин (безотносительно к воинской обязанности) не может подвергаться даже в период чрезвычайного положения.

Это, что касается гражданских лиц, являющихся военнообязанными.

Военнослужащим специальная норма гарантирует гражданские права и свободы – п.9 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Республики Беларусь (утв. Указом от 26.06.01 г. № 355):

  • военнослужащим гарантируются права и свободы, установленные законодательством для граждан Республики Беларусь, с ограничениями в их использовании, обусловленными особенностями военной службы.
  • никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, установленных Конституцией Республики Беларусь и действующим законодательством Республики Беларусь.

Таким образом, военнослужащему Уставом гарантируются конституционные права гражданина с ограничениями, обусловленными особенностями военной службы. Понятно, что и в данном случае никакие особенности воинской службы не обуславливают унижение чести и достоинства.

Более того, п.60 того же Устава прямо обязывает военнослужащих постоянно соблюдать воинскую честь и личное достоинство.

А, как известно, «достоинство» – это морально-нравственная категория, означающая … – см. п.п.2.2. настоящего заявления.

При изложенных обстоятельствах рассматриваемое решение правового смысла не имеет.

Опасность данного решения в следующем. Сотрудники милиции низового звена, исходя из принципов единоначалия и централизации управления, придают приказам вышестоящего начальства абсолютную, мистически-неоспоримую силу. Хотя приказы руководства могут быть и преступными. Сотрудники, преследующие граждан, утверждают – ну, ведь Конституционный суд ошибаться не может.

Следовательно, решение потакает их заблуждениям, и фактически подстрекает к превышению служебных полномочий, то есть уголовному преступлению.

6. Кроме всего изложенного, Вы, Григорий Алексеевич, по должности обязаны знать, что:

А). Генеральная прокуратура Украины внесла 29.12.09 г. предписание Министерству внутренних дел об устранении существенных нарушений конституционных прав и свобод граждан со стороны работников органов внутренних дел по поводу проведения незаконного дактилоскопирования.

Проверками прокуратуры было установлено, что вопреки Конституции работники органов внутренних дел осуществляли дактилоскопированияе граждан, которые задерживались за совершение разных административных правонарушений, а также доставлялись в дежурные части для «установления личности», «отработки», «по подозрению в совершении преступления» и прочее.

Генеральная прокуратура, руководствуясь ст.22 Закона Украины «О прокуратуре», потребовала немедленно прекратить незаконное дактилоскопирование, так как это наносит существенный вред правам граждан, унижает их честь, достоинство и личную неприкосновенность.

Б). Правительство ФРГ намеревалось в принудительном порядке снять отпечатки пальцев у всех совершеннолетних бюргеров и ввести их в электронную память удостоверения личности гражданина, который в ФРГ выполняет функцию внутреннего паспорта.

Однако по решению суда отпечатки указательных пальцев правой и левой рук будут снимать только при наличии добровольного согласия граждан.

Доказательства, изложенные в пункте 1 настоящего заявления, доказывают, что ст.7 Закона Республики Беларусь от 04.11.03 г. №236-З «О государственной дактилоскопической регистрации» не налагает на граждан, перечисленных в п.п. 1.1.-1.6., 1.10-1.11. этой статьи обязанности сдать отпечатки пальцев. Дактилоскопирование для таких граждан может быть только добровольным.

Доказательства, изложенные в подпункте 1.2., пунктах 2, 5 настоящего заявления, доказывают, что принуждение к дактилоскопированию является нарушением прав на честь и достоинство, на религиозные убеждения, на презумпцию невиновности, гарантированных статьями 25, 28, 31, 26 Конституции.

Соответственно, системные и массовые действия сотрудников милиции по принуждению к дактилоскопированию являются антиконституционными и находятся на грани состава ст.426 УК РБ.

Факты обличают ложь.

Поскольку Вы, Григорий Алексеевич, человек православный, прошу, собраться с мужеством, исполнить служебный долг и защитить, как мои конституционные права, так и права всех граждан, не желающих покоряться беззаконию и произволу.

Посему, как налогоплательщик, прошу немедленно принять меры прокурорского реагирования по изложенным фактами и на основании ст.1 Конституции и статей 1, 23 Закона от 08.05.07 г. №220-З «О прокуратуре Республики Беларусь» пресечь компанию по незаконному дактилоскопированию граждан для которых эта процедура является добровольной.

На основании статей 23, 42, 27, 29 Закона от 08.05.07 г. №220-З «О прокуратуре Республики Беларусь» требую вынести официальное предупреждение ст. лейтенанту милиции Лихачеву В.Л. (УИИ РУВД Центрального р-на г.Минска) о недопустимости:

  • нарушения требований п.1.6 Директивы Президента Республики Беларусь №2 от 27.12.06 г. «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» – в связи с рассылкой лжеповесток;
  • нарушения статьи 12 Закона Республики Беларусь от 09.07.99 г. №289-З «Об оперативно-розыскной деятельности» – в связи с безосновательной добычей установочных данных (место работы и телефон);
  • совершения состава, предусмотренного ст.426 (в особенности ч.III ст.426) Уголовного кодекса Республики Беларусь при незаконных попытках дактилоскопирования.

Кроме того, прошу:

  1. Указать Председателю Верховного Суда Сукало О.В., судьям Пенкрат О.А., Шупикову А.В., а также всем судьям системы на недопустимость использования ст.23.4 КоАП для административного принуждения граждан к добровольному дактилоскопированию.
  2. Принять меры по безусловной отмене неправосудных актов по делу гражданина Макарова В.Г.
  3. Указать Председателю Конституционного Суда Миклашевичу П.П., а также судьям Марыскину А.В., Данилюку С.Е., Изотко В.П., Козыревой Л.Г., Подгруше В.В., Рябцеву Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринову С.П. на необходимость отмены решения от 24.12.09 г. № Р-415/2009 и недопустимость принятия впредь актов, дезинформирующих граждан относительно их конституционных прав и обязанностей, а также подстрекающих должностных лиц к совершению противоправных действий.
  4. Установить законность проведения МВД оперативно-розыскных мероприятий по отождествление личности миллионов дактилоскопируемых с данными правонарушителей, содержащимися в АИСГДУ. Соответствуют ли подобные мероприятия ст.26 Конституции.

«___» ____________ 2011 г.

Гражданин                              К.В. Харитонович

 

 

P.S. 1. Братки-белорусы (и не только белорусы), держитесь.

Защитникам Брестской Крепости 22 июня 1941 г. было гораздо хуже, но свой долг они выполнили до конца. Уж давайте и мы постараемся. А то эти же люди через пару месяцев будут дактилоскопировать женщин, детей и пенсионеров, а через 2-3 года – звонить, ходить по домам, ныть: «давайте, ну давайте вмонтируем чип, вот и председатель конституционного суда сказал, что это хорошо, а то применим ст.23.4 КоАП …».

Будем надеяться, что обращение к Генеральному прокурору даст положительный результат.

Верю в светлый ум и добрую душу народных избранников: они не додумаются ввести в УК новый состав «Непрохождение добровольной дактилоскопической регистрации» с санкцией – 10 лет торфоразработок без права переписки либо расстрел.

Однако, надеяться надо на лучшее, но готовиться к худшему.

На сегодняшний день худшее – это ст.23.4 КоАП, санкция – от двадцати до пятидесяти базовых величин или административный арест.

Предположим, что дано распоряжение на беззаконное ее применение.

Вполне возможно будет проведено 10-50-100 образцово-показательных судилищ (для особо активных) с максимальным штрафом в 1 750 000 руб. или посадкой на 15 суток, СМИ раструбят об этом, чтобы военнообязанные выстроились в очередь на откатку пальчиков.

Чтобы сорвать подобный сценарий каждый вправе:

А). определиться как далеко он готов идти и принять твердое решение стоять до конца при любом давлении;

Б). изучить Общую часть КоАП от 21.04.03 г. № 194-З, ПИКоАП от 20.12.06 г. № 194-З и обжаловать (с помощью адвоката) каждый состоявшийся акт вплоть до Верховного суда на основании тезисов настоящего обращения и с учетом личной специфики.

Получим минимум: 450 000 заседаний по первой инстанции и вал из 900 000 жалоб. Система просто забуксует.

Посадить на 15 суток тысячи граждан – нереально.

Значит штраф – до 1 750 000 руб. Штраф нельзя выплачивать добровольно, чтобы это не было расценено как косвенное признание вины: пусть приходит исполнительный лист, судебные исполнители ходят по домам.

Административные репрессии против такого количества людей безусловно поднимут авторитет власти.

Дополнительно: Вы вправе хранить все состоявшиеся неправосудные акты, а также установочные данные на лиц, которые принуждали (фиксируйте аудио/видео) Вас к дактилоскопированию и принимали неправосудные акты для привлечения таковых к ответственности после изменения социально-политической обстановки.

Предложенный вариант поведения не является правонарушением, а правом на судебную защиту своих конституционных прав.

2. Поскольку дактилоскопирование свободных граждан – есть дело беззаконное, то дактилоскопизаторы в своей деятельности идут на нарушения, чтобы принудить к добровольному дактилоскопированию.

Рассмотрим кратко меры противодействия.

2.1. Вызов различными лжеповестками на дактилоскопирование, либо якобы в связи с расследованием взрыва 04.07.08 г.

2.1.1. Вызов повестками на дактилоскопирование ничем не предусмотрен, лжеповестки рассылаются в нарушение требований п.1.6 Директивы Президента Республики Беларусь №2 от 27.12.06 г.

2.1.2. Если вызывают в качестве свидетеля для допроса/опроса по уголовному делу, то свидетель дактилоскопированию не подлежит, отсутствует норма, обязывающая его это делать.

Кроме того, в соответствии со ст.60 УПК РБ от 16.07.99 г. №295-З свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по уголовному делу.

Если гражданину ничего не известно, то он не свидетель. Соответственно на повестку о вызове в качестве свидетеля можно ответить письменно (заказным письмом с обратным уведомлением): «Никакие обстоятельства, ни по какому уголовному делу, в том числе о взрыве, мне не известны, поэтому я не свидетель».

В любом случае следственные действия (если речь идет о взрыве) вправе осуществлять лишь следователь, входящий в следственную группу по расследованию конкретного уголовного дела № … по взрыву.

В нашем случаем дактилоскопированием занимаются РУВД/РОВД, то есть территориальные подразделения МВД, которые к следственной группе по расследованию взрыва не имеют отношения, и, соответственно не имеют полномочий на дактилоскопирование в связи с расследованием этого уголовного дела.

Вправе жаловаться в прокуратуру.

2.2. Высокопоставленный сотрудник МВД утверждал в СМИ, что если военнообязанный отказался от дактилоскопирования, то военкоматы «особо умных могут призывать на сборы каждый месяц».

К счастью не все так просто.

Предположим, что военкомат по наущению МВД попытался в отместку за принципиальную позицию по дактилоскопированию призвать на сборы:

  • повестка должна быть вручена под личную роспись. В противном случае повестка не получена;
  • если повестка получена, то обязаны явиться в военкомат, так как уклонение резервиста или военнообязанного от явки на сборы (занятия) влечет ответственность по ст.436 УК РБ – штраф или исправительные работы на срок до одного года, или арест на срок до трех месяцев.

При этом, военнообязанный должен четко знать следующие нормы:

  • ст. 49 Закона Республики Беларусь от 05.11.92 г. № 1914-XII «О воинской обязанности и воинской службе» – военнослужащий до принесения Военной присяги не может привлекаться к выполнению боевых задач;
  • п.10 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Республики Беларусь (утв. Указом от 26.06.01 г. № 355) – до приведения к Военной присяге военнослужащий не может назначаться на воинские должности, привлекаться к выполнению боевых задач (к участию в боевых действиях, несению боевого дежурства, караульной службы); за таким военнослужащим не могут закрепляться вооружение и военная техника, на него не может налагаться дисциплинарное взыскание в виде ареста.

Таким образом, военнообязанного, но не принявшего Военную присягу Республике Беларусь, могут доставить в часть, а далее – тупик.

Такое лицо в смысле воинских уставов и норм – есть лицо абсолютно невменяемое как младенец или солдат Швейк: может не подчиняться никаким командам, ходить в военной части по гражданке, сходить домой (сообщив, куда пошел, когда вернется) и т.д. и т.п. И ничего такому лицу не сделаешь: ни в наряд, ни в караул, ни под арест.

А вот кормить и предоставить ночлег такому лицу командование части обязано.

За уклонение от службы статья есть, а за отказ от принятия присяги статьи нет.

У лиц, отслуживших в Советской Армии все просто: «я сыновний долг отдал, присягу Союзу Советских Социалистических Республик уже дал и второй раз давать не могу, а Родину защищать хочу и буду».

Тот, кто, принял Военную присягу Республике Беларусь вправе собирать медицинский анамнез, который обоснует невозможность прохождения сборов, а после чернобылья здоровье у многих хилое.

Даже при конском здоровье, но упорстве обследоваться можно долго, а еще существует такое понятие как «агровация». И маловероятно, что военкоматы целенаправленно будут заниматься симулянто-агровантами.

2.3. Сотрудники МВД пытаются дактилоскопировать граждан в обмен на совершение ими каких-либо действий, выдачу/возврат документов (обмен паспорта, водительских прав) и т.п.

Подобные действия незаконны и нарушают Указ Президента РБ от 26.04.10 г. №200 «Об административных процедурах, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан».

Данным Указом утвержден Перечень административных процедур, в котором содержится исчерпывающий перечень документов, представляемых гражданином для осуществления конкретной административной процедуры.

Если должностное лицо требует совершения действий (документов), не предусмотренных Перечнем – вправе подать жалобу вышестоящему должностному лицу, прокурору, затем – обратиться в суд.

2.4. Угрозы сотрудников милиции оказать давление через руководство на работе/учебе являются нарушением конституционных прав на труд и образование.

Угрозы руководства на работе/учебе имеете право записать на видео/аудио. Далее – прокурор, суд.

2.4. Соотношение понятий «обязательный» и «принудительный».

В нормативных актах отсутствует норма, позволяющая принудительно дактилоскопировать законопослушных граждан, не желающих проходить добровольное дактилоскопирование.

Если Вас попытаются дактилоскопировать принудительно с применением физической силы и/или каких-либо угроз, то это уголовное преступление, предусмотренное ч.III ст.426 УК РБ «Превышение власти или служебных полномочий» и таким лицам грозит уголовная ответственность – от 3 до 10 лет, так как действия сотрудника будут неизбежно сопряжены с насилием и/или мучением.

В таком случае Вы не оказывая активного физического сопротивлении вправе отказаться предоставить руки для дактилоскопирования.

Ведите себя максимально корректно по отношению к сотруднику, его защищает ст.23.5. «Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий» КоАП.

В случае причинения Вам физического вреда – ч.III ст.426 УК РБ.

Сразу после выхода из РУВД/РОВД Вы вправе лечь на ступеньки, вызвать скорую помощь, зафиксировать нанесенные Вам повреждения. Далее – адвокат, прокуратура, суд.

Если принудительно отдактилоскопируют не причинив физического вреда, то все равно – ч.I ст.426 УК РБ, так как причинен существенного вред Вашим правам и законным интересам (попраны честь и достоинство) с применением насилия.

2.5. По мотивам настоящего обращения каждый пострадавший от произвола вправе обратиться с заявлением в прокуратуру (региональную и Генеральную).

 

P.P.S. Политических целей не имею.

Поскольку сотрудникам МВД выражаю недоверие, то во избежание каких-либо провокаций, фальсификации уголовного/административного дела, а также по старой традиции информирую Вас, Григорий Алексеевич, о том, что являюсь законопослушным гражданином.

Заведомо отказываюсь от любых противоправных действий, в том числе ношения, хранения, употребления, реализации, изготовления ограниченных (запрещенных) к обороту веществ и предметов.

Отказываюсь от любого антиобщественного поведения: матерится, выкрикивать антигосударственные лозунги, оскорблять чьи бы то ни было честь и достоинство и т.д. и т.п.

В случае фальсификации дела и/или преследования меня (моей семьи) в любой форме прошу рассматривать это как месть за позицию по дактилоскопированию и настоящее обращение к Вам.

Источник: http://odr.by
Категория: Мои статьи | Добавил: antidakto (24.03.2011)
Просмотров: 6681 | Комментарии: 2 | Теги: пальцев, откатка, одр, дактилоскопия, обязательная, регистрация, отпечатки, дактилоскопическая | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
hi

1  
ПРОШУ О ПОМОЩИ!!Являясь военнообязанной, отказалась от дактилоскопирования по религиозным убеждениям, имеются объяснения от 31марта 2011г..29.12.11г.,протокол по ст.23.4 составлен 01.02.2012г., т.к. 24.01.12г. в очередной раз отказалась. В суд явиться 16февраля.Дайте дельный совет.

Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz